вторник, 31 мая 2011 г.

Эпитафия путинской вертикали и закат великой Империи


Не Богу ты служил, и не России -

Служил лишь суете своей.

Ф.И. Тютчев

 Ничто не ново под луной, и эпитафия, коей исполнилось давеча 2011-1854=157 лет, опять в ходу. Карма, что ль, у Руси такая: вечно на одни и те же грабли попадать?

Как там у Галича – «бойтесь того, кто скажет «Я знаю, как надо».

Или по Л.Н. Гумилеву – мы уже на обратной половине кривой. И за волосы себя наверх не вытянуть - ползем под откос, кого ни заправь на престол? Потому что карлики на темной стороне луны любое светлое пятно убьют (Илюхин) или уморят в камере (Квачков). Чтоб им воровать в темноте не мешали. Так на мелком крысятничестве чинуш и ползем в яму истории. Апофеоз пассионарности, стало быть, пришелся на середину 20го века. Заодно европейцы тогда же генофонд наш повыкосили.

Русь моя, боль моя, долго ль нам маяться? (мой парафраз). А Блок сказал 101 год тому назад:

Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?
Царь, да Сибирь, да Ермак, да тюрьма!
Эх, не пора ль разлучиться, раскаяться...
Вольному сердцу на что твоя тьма?
 
Знала ли что? Или в бога ты верила?
Что там услышишь из песен твоих?
Чудь начудила, да Меря намерила
Гатей, дорог да столбов верстовых...
 
Лодки да грады по рекам рубила ты,
Но до Царьградских святынь не дошла...
Соколов, лебедей в степь распустила ты -
Кинулась и'з степи черная мгла...
 
За море Черное, за море Белое
В черные ночи и в белые дни
Дико глядится лицо онемелое,
Очи татарские мечут огни...
 
Тихое, долгое, красное зарево
Каждую ночь над становьем твоим...
Что же маячишь ты, сонное марево?
Вольным играешься духом моим?
(28.02.1910)
 
Так будут ли четвертым Римом США, и признать ли за таковой Вашингтон со сплошь черным 
населением вместо рабов и Капитолием, сенаторы коего напоминают Калигулу?
Причем коней-то они в наш сенат заправляют (это ведь у местных звездуний происхождение выдает
лошадиная папи-мамина челюсть и разум ниже домашнего животного).


Еще одно безобразие медицины при Голиковой/арбидол

http://olga-andronova.livejournal.com/31695.html
В роддоме (лучшем из возможных в Питере, не задаром, усё под контролем и т.п.) дочка обнаружила, что новорожденному ребенку дают пить сладкую воду. Она, естественно, эту сладкую гадость вылила (благо теперь за деньги малыша держат вместе с мамой). Девочка спокойно начала сосать мамино молоко. Врачиха взъярилась – дочка выставила предлог, что в родне есть диабетики, поэтому отказывается. Так что нашу внучку от этой беды упасли.
В итоге: дочка вышла из роддома со своим молоком, но с небольшим убытком в весе. Остальные – без молока, но с привесом. Потому что детишки сосать мамину грудь толком так и не начали. Еще б им гамбургер с чипсами совали – вес бы ого-го как подскочил, к вящей радости медицинских менеджЁров.
Вот так и губят здоровье нации за первые 5 дней жизни ради медицинской статистики и повышения продаж импортных молочных смесей.
Как говорил Иммануил Кант, всё действительное – разумно.
Бюджетные – наши! – деньги на образование путинская вертикаль направила куда-то, а российским родителям теперь придется платить за образование и воспитание самим. 170 лет самодержцы российские от Александра II до Брежнева (со Сталиным вкупе) формировали самую образованную и самую читающую страну в мире (http://www.ci.ru/inform13_05/p_06.htm).
Кто воспользовался этим богатством? Например, штатники, как только внутреннее насилие немного ослабло, устроили «еврейскую» эмиграцию в 70х и за счет России укомплектовали свои позиции в ВПК математиками. Хотя самолично знаю некоторых отъезжантов с чисто русскими лицами и происхождением. Технология т.н. «репатриации» на основе архивов Смоленской, ЕМНИП, области с приписыванием вдруг обретенных корней была проста как всякая бюрократия и относительно дешева. Наверно, госдеп доплачивал:-). Бежали люди, как сейчас от путинской экономики с бесчеловечным лицом ё-мобиля.
Медицинское обслуживание населения в аналогичной ситуации. Бюджетом, изъятым из наших карманов, распоряжаются чиновники Голиковой, а собственно врачебную помощь надо оплачивать самому из оставшегося после государственного ограбления. И качество на моих глазах за последние 10 лет ощутимо упало. Лечиться сейчас – увы! – можно только за границей. Даже анализы – только там. Где деньги, Зин? Частично следаки нашли под выборы, частично Колесников С.В. рассказал, как на прасковеевку Путину собирали. Но в казну не вернулось ничего, похоже.
Что ж, так нам, дуракам, и надо. Терпим эту орду загребущую в кармане и на шее – значит, сами виноваты. А отбивается каждый поодиночке.

среда, 25 мая 2011 г.

Читать: пьеса "Пребиотики" Владимира Голышева


Читать: пьеса "Пребиотики" Владимира Голышева.

http://www.skandaly.ru/2011/05/24/%d0%b7%d0%b0%d0%bf%d1%80%d0%b5%d1%89%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f-%d0%bf%d1%8c%d0%b5%d1%81%d0%b0/, http://lib.rus.ec/b/281659 и http://flibusta.net/b/227611
Автор Владимир Голышев
Персонажи - не лица, а компромат ходячий

Согласна с трактовкой автора. Потому что видела лицо Л. Путиной на пасхальной службе 2011г.
Сбудется коемуждо по его вере?
и лица Л. Путиной и Кони во время агитпроповской съемки для переписи.
Безымянный палец без кольца
Причем собаки уж во всяком случае врать не могут.
Давно не виделись

Вид сзади - Кони явно не торопится. Ничего хорошего все равон не ждет. Новый щенок ему дороже
А заставить врать набожную женщину во время самого крупного церковного праздника – доподлинно грех. Оправдания для того, почему она это делает, наверно, можно найти – дети, страх за свою и их жизнь. Могут ведь и виагры с коньячком налить, как лепшему корешу.

Вообщем, «Power tends to corrupt; absolute power corrupts absolutely - «власть развращает. Абсолютная власть развращает абсолютно» (историк лорд Эктон, John Emerich Edward Dalberg Acton (1834-1902)

Ощущение редкой пакости и мерзости от м-ра Ботокса, господа. Был период (с 2000 по 2007 годы), когда за всю свою жизнь впервые жила в состоянии консенсуса с властью. Так легко было работать. То ли обманули. То ли сама была рада обманываться. Потому что дело делаю, и некогда еще за этими шалапутами, ворами и жуликами (с) следить. Увы. Кто сберег свои нервы – теперь имеет шанс потерять свою страну.

Давеча спорила с детьми.

Демократия была хороша, когда тот, кому делегируешь полномочия, живет рядышком в твоей деревне: Древняя Греция. (И то приходилось порядок восстанавливать негуманным путем). Потом провал на пару тысяч лет – деревни разрослись. И за каждым контролирующим каждого делегированного понадобилось еще одного контролера ставить. У Сталина в конце цепочки стоял окончательный контроллер – государственный киллер с лицензией на убийство. Теперь благодаря родным информационно-коммуникационным технологиям контролировать можно гораздо гуманней – мобилами, поиском в Интернет, роликами на YouTube’ах, блогами и форумами. Осталось наладить обратную связь с чиновниками. Вон в Египте, Тунисе, Йемене и пр. восточных деспотиях таки наладили. Только наш местечковый г-н Кабаев упирается. Или его в спину подпирают все присосавшиеся к бюджету чинуши и миллиардеры из пЕРни. Типа «ни шагу назад от госказны! А то тебя первым на колья кинем».

Как бы найти бескровный вариант отрицательной обратной связи? ОНФ не предлагать - мало того, что дитя мертворожденное, оно уже воняет трупами, так еще и внутри там склоки за доступ к госказне - не приведи Господь! Затопчут. даже ежли кому и пришла бы мысль сделать что-то Родине полезное. А ведь еще и церковникам Гундяев разрешил идти в политику. Вот когда по головам всей этой своры вечно голодных бездельников и дармоедов еще в рясах пойдут, крестом себе дорогу к кошельку пробивая, увидим мы очередной раскол. На старообрядцев и новообрященных.
Спаси, Богородица, Россию! Обещала ведь в Фатиме, что выпросишь нас у своего Сына. Пора помогать - хуже, чем в войны 20го века, ситуация.


среда, 18 мая 2011 г.

Десталинизация на примере борьбы с газенышами (охта-центр)



Россия – страна контрастов. Добрые сердечные отношения между людьми классики нашей литературы противопоставляли черствости и меркантильности европейцев. Однако, жестокость, продажность и злость в обществе как прорвались в революцию 17го года так и не прекращаются по сю пору. Разницу в общественном настрое я увидела в первых же поездках за рубеж - на детях. В финских супермаркетах финские дети прыгают, валяются и катаются по полу – их никто не одергивает. А я все время настороже – как бы дети кому не помешали, тогда ору не оберешься, услышишь про своих детей много гадостей.
Помню, как мы вывозили всю четверку во Францию. Таможенник спросил «Мадам, у вас четверо?». Я кивнула. Он мигом нырнул под прилавок и вытащил 4 пакета с подарками – конфеты, печенье и шоколадки. И 4 бесплатных билета в парк Астерикс. Предупредил, что заплатить надо будет только за билеты для взрослых сопровождающих. И еще раз пропел мне акафист «Мадам, катр!».
Возвращались через Финляндию. Финская женщина – погранец внимательно изучила всех детишек, сверила все в паспортах, с сожалением оглядела всю нашу русоголовую братию и еще раз спросила (в тщетной надежде) «Точно все ваши?».
Через 5 минут – наша граница. Наша тётка-погранец: «Що, четверо? Во ты больная» Спрашиваю её: «Вам детей показать?». Ответ «Не-а. Кому они нужны, такая прорва». Ага, здравствуй, родина.
И была еще история в Туре. Мы всех поселили в одной комнате отеля. Сами – во второй. Возвращаюсь с продуктами, а хозяйка что-то пылко мне говорит по-французски. У меня один язык кроме русского – английский. Та, отчаявшись что-то объяснить, тащит меня за руку на улицу. И я вижу на стене, прекрасно оштукатуренной в нежно-абрикосовый цвет, грязные коричневые потёки под подоконником. Кока-кола, без сомнения. Напротив через улицу два мужика чинят машину и поглядывают на меня неодобрительно. Тут в довершение в открытое окно вылетает еще подушка. Я ее подобрала, суровым голосом велела закрыть окно и полезла в сумочку за кошельком. Глянув на моё лицо, хозяйка отеля замолчала, потом ткнула себе в грудь, показала 2 пальца - «муа» - и затрясла головой, изображая головокружение. Ткнула в мою грудь, затрясла 4 пальцами у меня под носом, схватилась за свою голову, покружила ею и показала лицом такое отчаяние! И пихнула мой кошелек обратно ко мне.
В довершение рассказа: поднялась на этаж, открыла дверь – и меня встретил сын воплем: «Мама, Таня пригнулась, когда я в нее подушку кинул! А так бы ничего не было». От пролива кока-колы дружно отпирались все – бутылка спокойно стояла и вдруг сама кирдыкнулась.
Вообщем, да здравствует интернационал всех мамочек мира…
Так что ж такое объявленная «десталинизация»? Как и со всеми телодвижениями чиновников (уж не знаю, есть ли у них движения умов, судя по ныне происходящему – точно нет) все, из чего можно извлечь выгоду, реализуется ими только «под себя». С этим и разбираться не интересно. Путинская шайка покричит, повоет, спишет себе на карман очередные миллиарды и устроит гулянки на Селигере. Никакой пользы кроме вреда.
Но люди? Им-то она нужна и в каком обличье?
Да. Если понимать этот процесс как становление личности и борьбу с чиновничьим криминалом за себя и других сограждан. За нашу и вашу свободу.
На примере драки с газенышами могу утверждать: рабского в людях наших до ужаса много. Даже в питерцах. Перед панихидой 14 мая 2011г. около Охтинского мыса (туда нас газеныши не пустили) по округе были расклеены приглашения прийти помолиться. Вроде нынешняя власть, от Путина и до последней референтши, регулярно работают подсвечниками. Гундяеву судя по роскоши «отцов церкви» из бюджета денег валят. Но! Объявления были содраны. К бабке не ходи, понятно кем – властными прихвостнями. Нормальному человеку зачем так утруждаться?
Зачем соврали в суде четыре тетки из райадминистрации (под подписку об ответственности уголовной за дачу ложных показаний)? Ну ладно, судьи и следаки их отмазали, но самим-то как жить дальше шлюхами?
Вспоминаю душевный крик представительницы прокуратуры в горсуде (дело о сносе газпромовцами мемориала погибшим в блокаду) «Простите нас, нам тяжело и страшно!». Так покайся, облегчи душу, и скажи правду. Нет, так далеко совесть в погонах не заводит.
Бабки-ветеранши на пресс-конференции в администрации Красногвардейского района на мой вопрос «как же они стерпели снос мемориала газенышами и не защищают свою блокаду?» заскулили и замахали руками. Неужто голодными под бомбами было легче?
Правоохренительные наши – менты, прокуроры и следаки – в упор не желающие ни заводить, ни расследовать уголовные дела по избиениям на публичных слушаниях.
Про судей не говорю. Такой трусости и подлости все-таки даже у правоохренителей нет. Так что их заслуженно можно звать правохоронители.
Процесс нужен, только не знаю, звать ли возрождение совести и души «десталинизацией» или уже впору писать «депутинизация»?

пятница, 13 мая 2011 г.

О тех, кого помню и люблю. Ч. 71. 30 школа



Мне очень повезло в жизни – я училась в 30й школе.
Борис Борисович Григорьев – наш классный, химик. Боб Бобыч. Он был справедливый. Это он рассказал нам, как из школы еще до нас уволили химичку, потому что дети сказали и доказали, что знают больше ее. Он не то чтобы покрывал наши шалости. Мне не подобрать точный термин, потому расскажу. На переменке обнаружили незапертую дверь на крышу, естественно, с подружкой полезли туда и из башенки обозрели окрестности Ленинграда. Страшно не было, но в 16 лет это чувство вообще атрофировано. Слезли, пошли в учительскую, вызвали Боб Бобыча, рассказали о своем нарушении. Он сказал, что мы не правы. Всё. Потом ругали завхоза, не закрывшего дверь наверх. Относительно нас на «малом педсовете» так и было сказано «А кто ж из детей не пошел бы?»
Был у нас историк Додик. Мы его не любили всем классом за формальный подход и неинтересные уроки. Как-то на переменке ребята долго пристраивали кнопку ему на стул. Вошел Володя Конин. Расстроенный после разговора со своей пассией, он глянул на все это шебуршение и брезгливо отрезюмировал «что вы мелочитесь!» И с размаху ногой пробил сидение стула. Стул стоял, а вместо сидения торчала вверх щепа. Додик вошел, увидел – и ушел в учительскую. Малый педсовет вызвал актив класса на разбор полетов. Мы вошли, встали у стеночки робкие, виноватые и опасающиеся итогов. Никто с нас имени героев не требовал. Володя заранее сам сказал, что это сделал он, в плохом настроении. Мы от себя добавили, что его настроение было объективно – не расшифровывая.
Собственно говоря, их роман был ведом всем. Мы большой частью класса чуть ли не ежедневно уходили после уроков пешком через Неву до Гостинки – поболтать. Пошутить, пообщаться. При этом Володя (ростом под 2 метра) и Оля (ниже моих 1м65см) шли рядом, держась за ручку одного ее портфеля. Это Олюша так характер свой проявляла. Она носила очки. Иногда – не носила. Как то раз в прогулке по Невскому она около Дома Книги умудрилась ручкой от зонтика зацепить ширинку впереди идущего мужика. И вместо того, чтобы отцепиться и извиниться, упрямо дергала зонтик за хвостик, возмущаясь, чего мужик на нее орёт. Тот уж и орать перестал, судорожно вытаскивая ручку из штанов и морщась от неприятных ощущений. Отцепил Володя, а Оля на него еще и пошипела за вмешательство. Очки она в процессе так и не одела.
С того педсовета я запомнила только наше стояние у стенки и вид разодранного покосившегося стула, занимавшего почетное место перед строем учителей. Выглядел он (стул) настолько смешно, что, несмотря на весь ужас ситуации, мы улыбались. И увидели, что учителя, произнося гневные филиппики, не могут сдержаться, чтоб не глянуть на стул и не улыбнуться. Кто-то из учителей даже хрюкнул.
И учителя вняли мучениям юного Вертера. Стоимость стула компенсировали, ЕМНИП, родители вскладчину, они же нас и воспитывали вместо учителей. Володе снизили оценку по поведению за семестр (мы учились семестрами, а не четвертями). И только. При попытке на большом педсовете в конце года всплыть вопрос «о стуле», Боб Бобыч, орлом озирая местность, сказал, что даже и мысли не допускает. И не допустили до греха. А Додик, ознакомившись с аргументированным мнением учеников об уровне его преподавания, тихо уволился.
 Михаил Львович Шифман – физик. У него как-то не было прозвища. Всегда чистый, подтянутый, элегантный. Поймал одноклассника со шпаргалкой, спокойно сказал, что раз для него главное не знания, а отметка, то вот ему пятерка за контрольную, и может идти. Всё. А парень тот и раньше в нашем классе был посторонним.
На демонстрации мы ходили всей школой, это был праздник. 7 ноября. Впереди идет пара – Боб Бобыч и Шифман. Увлеченно о чем-то беседуют. Чуть сзади Боб Бобыча идет его жена, за руку ведет ребенка (или их было даже двое?), в другой руке – авоська с продуктами. Тогда на демонстрации выставляли лотки, на которых продавали «продуктовые товары повышенного спроса». Немного впереди Шифмана идет его жена. С сумочкой, руки свободны. Нос гордо задран вверх. У нас в классе было много (хотя что это значит – много?) ребят-евреев. И кто-то (по-моему, Юрка Ханин) сказал «Выходите, девчонки, за муж за евреев. Будете тоже ходить как жена Шифмана».
Мама пошла на родительский день к нему с вопросом, почему у меня то 3, то 5. Шифман ответил, что его эта неустойчивость результатов тоже волнует, и даже нарисовал маме график – вверх-вниз. Поэтому он спросил ребенка (меня то есть) о причине. А я ответила «Не волнуйтесь, Михаил Львович, я исправлю». «Ну, я и не волнуюсь» - ответил он маме.
 Герман Николаевич Ионин – литература. Он не столько рассказывал нам о произведениях, сколько учил думать и спорить. Эти споры были до взрывов, спорил весь класс. Я у него отличалась. Он прочел одно из моих сочинений всему классу, и сказал, что русский оценил на «отлично», а за раскрытие темы не поставит ничего. Потому что мнение вразрез с общепринятым. А за это – не судят. Я написала про сталинскую политику и убыль населения как ее итог. И назвала сочинение «не прощу». Когда вышла из класса, меня сзади крепко взяли за локти и в два голоса «Пройдемте, гражданочка». Это так пошутили Ханин и Сережа Мещанинов. Герман, давая характеристику ученикам нашего класса, сказал про нас с Володей Кониным: «У него женская речь, а у Ольги – мужской ум».
Я демонстративно отказалась читать «Поднятую целину» под предлогом, что на 13ой странице герой про свою мать говорит, что она проститутка. Пояснила, что это – подлость. А я не желаю читать книги про подлых героев, я не психиатр, который обязан по долгу службы разбираться с любой сволочью. Герман предупредил, что эту тему могут дать на выпускном. Я его успокоила (!), ответив, что тем явно будет больше одной.
И вот тогда Герман рассказал нам, какие книги надо читать, а какие – не обязательно. Он сослался на чей-то авторитет. Забыла, на кого. Так вот – книги делятся на первичные и вторичные. Без первых обойтись нельзя, потому что такого ни у кого не найдешь, они адекватно описывают жизнь и жизненно важны для ее правильного понимания. Вторичные – типа «Саги о Форсайтах» Джона Голсуорси. Неплохо, профессионально, но нового своего ничего не сказал. Лучше читать римские хроники и стихи, чем историю буржуазной семейки. И я последовала его совету. Была такая серия академиздательства «Литературные памятники». Читала оттуда трубадуров, Повесть о Тристане и Изольде, скандинавские саги, Повесть о Роланде, Монтеня и т.д. и т.п. И конечно, русскую классику – Достоевского, Толстого, протопопа Аввакума, Слово о полку Игореве, Слово о погибели Русской Земли, Слово о Горе-злочастии. Тургенев, сколько помню, был отнесен ко второму ряду. Так я его и не полюбила.
Это был у Германа какой-то свой вариант понятия «кочующих» сюжетов, как мне понялось потом.
Кстати, с выпускным сочинением был конфуз. Я написала сочинение по Толстому, «Война и мир», но специально не проставила знаков препинания, в расчете на то, что проставлю их уже по законченному тексту. И забыла. Ни одного знака препинания. Герман налетел на меня в коридоре «Ужас!». Но «малый педсовет» позаседал и решил: признать, что раз нет ни одного знака – ребенок переволновался и забыл. Форс-мажор. Дать проставить под контролем комиссии. Так я получила свою пятерку.
Иногда Герман читал свои стихи. Не называя автора. Помню, как читал Ахматову про Пушкина «здесь лежала его треуголка и потрепанный том Парни». Голос дрогнул на двух последних словах, и он объяснил – «Всегда так. Не могу эти слова произносить без дрожи. Как будто ЕГО вижу».
 Галина Семеновна Климовицкая, Галюся – математика. Я сидела за первым столом, лоб в лоб с ее. Пришла с переменки с томиком Шекспира, положила книгу на колени и дочитывала. Она подошла, взяла книгу, посмотрела и положила обратно мне на колени. И объяснила классу – когда человек впервые читает Шекспира, ему нельзя мешать. Остальное – подождет.
Она вела «черную» кассу, тогда такие были на каждом предприятии. Люди сбрасывались ежемесячно по рублю, трешке, пятерке. И в конце месяца отдавали одному. Типа самоскопленной премии. Или, если у кого случалась беда – отдавали этому бедолаге. Пока помогала ей считать – она говорила со мной на всякие жизненные темы.
Она, узнав, что мальчик на дополнительные занятия по математике приезжает к ней на такси, причем за этот приезд платит больше, чем за урок, отказала его родителям. Мальчик объяснил, что мама безалаберная, никак вовремя его из дома не может выпустить. Галюся мне объяснила, почему она не стерпела. Если человеку нужны знания, он должен их зарабатывать. Вот так и учат жизни.
Она же сказала мне, что выходить замуж за ровесников – естественно. А потом женщина стареет, т.к. на ней – быт, довольно-таки тяжелый по-советски. И муж начинает смотреть на молоденьких. Тоже про жизнь. Я сделала свой вывод – с мужчиной должно связывать что-то большее, чем «нравится», чтобы войти с ним в союз по жизни.
 Евгения Яковлевна – директор. Баба Женя, похожая на уютного усатенького хомячка в вечном оренбургском платке. Первые месяцы осени она прогуливалась по 7ой линии вдоль входа в школу (через подворотню, с Большого век не пускали. Власти грозились открыть только для того, чтобы сделать там общественный туалет). И смотрела, кто как приходит в школу. Если ребенка привозили – звонила родителям и сообщала, что коль здоровье их отпрыска не позволяет ему добираться до школы общественным транспортом, она лично устроит его в любую другую школу города поблизости от места проживания. Помню какой-то вечер с танцами (кто помнит – наверху, в спортзале), вышла с кем-то из ребят подышать воздухом на лестничную площадку. И увидели и услышали мы классную сцену. Вниз по лестнице катилась колобком какая-то тётка, а баба Женя, перегнувшись через перила, ей вслед железным голосом говорила «и чтоб ноги вашей больше в моей школе не было! Про моих детей сказать, что они в темноте непонятно чем занимаются! Вон!!!!» Это пришла проверяющая из РОНО, увидела, что свет в зале полупотушен, и завела шарманку про то, что надо бы свет врубить, а то детки в темноте могут и до поцелуев дойти.
Тогда как раз пошла мода на миниюбки и вообще – школьная форма надоела. Баба Женя сказала, что можно ходить в костюмчиках, но темного цвета. Блузки – любого цвета, но спокойных тонов, не в цветочек. И на все наезды опять же темпераментно сообщала, что дети – 15-16-17 лет - горячие, потеют. И лучше стирать блузку ежедневно, чем вонять как лошади в конюшне. Кто-то уже потом мне сказал, что муж ее был начальником, и прикрывал ее от мести чинуш за всю школьную свободу. Эх, за прошедшие 40 лет много я повидала чьих-то жен, вот только мало кто из этих баб сделал хоть на йоту доброго, прикрывшись мужниной спиной.
 Во время обучения в 99й школе я ходила в кружки – исторический в Эрмитаже, физический во Дворце пионеров, английский в районном ДПШ. Кстати, когда сожгли трансформатор в кружке, сами его навивали заново. Потом ребята из физического отвели на занятия по математике в 30ку. И я решила поступать в 9ый туда. Первый раз провалила – не решила задачу. Подошла к педагогу (это был Веребейчик, у которого в классе висела плетка-семихвостка) и спросила «А как все-таки мне поступить?» Он сказал, что в августе будет еще набор, надо мне позаниматься и попробовать. Моя умная мама изъяла меня из школьной девчачьей компании и отослала на дачу к подруге тёте Ане. Там меня всё лето тренировал на решение задач ее муж. В августе сдала. Меня тут же попросили сдать документы – а у меня их с собой не было. Ну, говорят, опять мимо. Вышла, нашла двушку. Позвонила маме. Она велела «стой там», отпросилась с работы, приехала и пошла со мной в кабинет к директору. Баба Женя вникла в дело и сказала, что подождет до вечера, до отвоза документов в РОНО. Поехали в 99ую. Меня там со второй половины 7го А класса перевели в другой – Б класс. Потому что я училку по физре обозвала фашисткой. Было за что – она назвала убогим одноклассника за его хромоту. Хотели совсем выгнать, оставить без образования, но не вышло. Ребята из моего класса ходили ко мне на переменах, и предупредили парней из Б-класса, что меня нельзя обижать. Вообщем-то никто и не собирался, но на всякий случай. То есть вроде я – нежелательный контингент. Но когда мы приехали к директорше Регине Павловне (Репа на школьном жаргоне), та отказала наотрез со словами «А кто мне будет грамоты с олимпиад таскать? Не пущу!». Мама сказала, что если не отдаст – она сама школу сожжет, не дожидаясь, пока это сделает дочка. Отдали, мама побежала на работу – а я в школу с документами. И потом 2 года на двух трамваях с пересадками по 2 часа в день.
 В первой книге, которую я взяла в школьной библиотеке, был вложен листочек со стихами
Учись, мой друг, чтоб стать большим и мудрым
И дружбу школьную по жизни пронеси.
И первое свое сентябрьское утро запомни навсегда –
Счастливым будешь ты!
И подпись – Твои старшие друзья. 1 сент. 69г.
 Как говорится, жизнь пройти – не поле перейти. Сколько раз меня подпирала в пути память об учителях. Потому что, если когда-то в жизни ты жил полноправно и полноценно среди нормальных людей, всю жизнь будешь стремиться к такому же. Это место и есть – Родина.
И еще. Есть такая притча, как орел переносил орлят от половодья. И спрашивал «Будешь меня переносить, когда я состарюсь, а ты – вырастешь?». Тех, кто отвечал «да, буду» - бросал вниз в воду со словами «Врешь, гаденыш». Топил то есть. И только один орленок ответил «Нет, папа. Не буду. Но я буду переносить своих детей». Орел сказал «Молодец. Не соврал» И донес орленка до другого берега.
То, что я делаю – в их память.

P.S. На переменах мы носились как оголтелые. 10 девятых, 10 десятых. Дурдом, одним словом. На втором этаже у стенки слева висела мраморная доска с именами погибших в блокаду учителей. Под ней стоял трехногий столик с вазочкой, в которой регулярно стоял скромный букетик. Как мы бегали! И ни разу никто не снёс этот столик. Детские вихри, торнадо, смерчи как-то огибали это место. Нас никто этому не учил. Уважение само диффундировало в подкорку.

7я линия В.О., д.52 30 я школа

четверг, 12 мая 2011 г.

Перепись населения России в 2010 году


В конце 2010 года чиновники РФ провели перепись населения. В целом, бюджет переписи-2010 был оценен в 17 млрд рублей (http://www.horoshevo-mnevniki.ru/plans/population-census, http://www.admkrsk.ru/press/events/population/Pages/Questions.aspx).

По предварительным данным итоги переписи – 2010 показали, что безвозвратные потери населения за путинскую десятилетку составили более 2 млн человек.

Эти данные пока ничем не подкреплены, потому что регистра населения в РФ не ведется, хотя и денег на эту автоматизированную систему выделялось много, и строят ее с начала перестройки. То есть 2 десятилетки.

Но! Проверить любую статистику по общему массиву населения можно путем сопоставления с данными других автоматизированных систем, учитывающих составные части общего массива. В нашем случае это подмножества населения, выделенные по каким-либо признакам – профессиональным, половым, конфессиональным, возрастным.

Так, в РФ в автоматизированной базе данных ведется учет мужчин, пригодных к несению воинской службы, начиная с 14 лет и до смерти. В Рунет бродят сведения о том, что за эту же путинскую 10летку количество людей в этой базе данных сократилось более чем на 8 млн. человек. То есть в среднем за год выбывало по 800 тысяч человек. А (полу)официальное убытие по итогам переписи-2010 – 230 тысяч человек в год.

В РФ в автоматизированной базе данных ведется учет мужчин-военных, вышедших на пенсию по выслуге лет. Говорят, что с 2005 по 2010 гг. количество этих подучетных душ сократилось на 25%.

Был бы жив Виктор Иванович Илюхин, можно было бы попросить его подать депутатский запрос и проверить эти цифры. Соврать власти вряд ли осмелились бы, потому что всегда найдется честный человек, который проверит и сообщит реальные цифры. Доступ к автоматизированным базам данных – это такая хитрая технология! Ежедневно мы узнаем про утечки (leaks) данных из множества казалось бы охраняемых баз. Один wikileaks чего стоит.

Косвенным подтверждением привееднных выше данных служит тот факт, что внедрение так называемых «электронных паспортов призывников» отложено до 2013 г. (http://www.rusnovosti.ru/news/141879). Смею полагать именно потому, что открыть до выборов эти данные боятся. В случае внедрения таких «паспортов» доступ к этой информации будет открыт в каждом райвоенкомате.


пятница, 6 мая 2011 г.

Ничто не ново под луной

http://olga-andronova.livejournal.com/30286.html
30 лет тому назад в ГДР вышла книга о Rote Kapelle. Краткий рассказ о подлинной организации немецкого Сопротивления, а не то бульварное месиво а-ля нюра чапмэн путинского пошиба, которым экраны кино и ТВ забили мигалковые режиссеры. Книжка в серо-белом переплете, формата 5, с фотографиями. Я купила ее в Академкниге.
Эти группы из чистых немцев: Арвид Харнак, Харро Шульце-Бойзен, Гольнов, Зиг, Коппи, Краус, Хайльман, фон Брокдорф, Кукхоф… Их было более 200, настоящих немцев. Они работали против Гитлера и его режима на Россию.
В русской христианской традиции есть поверье, что одним праведником вся земля спасется. Вот они и были такими праведниками. Причем хорошо устроенными в жизни, не бедными, с интересной жизнью. Жена Харнака Милдред – американка, хоть и немка по крови, вместе с мужем вступила в войну с гитлеровцами за Германию. А могла бы отсидеться. Они все могли бы отсидеться, сколько помню, даже радиста Ханса Коппи удалось вытащить с передовой Восточного фронта. 26 августа 1941 года 41го, тяжкое время. Связи не было – Коппи на фронте, передатчики слабые, армия отступила от Бреста. И в Москве нервы не выдержали. Начальник РУ ГШ Панфилов подписал шифровку с именами и адресами в Берлине – к кому прийти и кого спросить. Дальнейшее – дело техники. Пришли не сразу, потому что Гиммлер перетрусил сообщить Гитлеру, КТО против него и них. Еще бы – внучатый племянник Тирпица, а вдруг за ним – военные? Советник по экономике Харнак – а вдруг за ним промышленники?
Их мучили ужасно, повесили на крюках скотобойни, гильотиной отрубали головы. Вместе – жен и мужей.
Была еще история с картами размещения химического оружия в Германии. Именно эти немцы передали их в Россию. И когда осенью 41го возникла угроза использования немцами химического оружия против нас, Сталин попросил Черчилля и Рузвельта, и те заявили Гитлеру, что применение химоружия против СССР будут рассматривать как атаку на Англию с США. И отбомбятся по складам химоружия на территории Германии. Со всеми вытекающими, вылетающими и выползающими последствиями для немецкого населения. Гитлер отступил. Вот чем мы им обязаны и за что благодарны.
В той переводной книжке были напечатаны их предсмертные письма из Плётцензее. Дай Бог каждому христианину с таким мужеством и душевной чистотой встретить свой смертный час.
Да, жизнь была прекрасна…
За горло смерть берет,
Но смерти неподвластно,
Что нас влекло вперед.
Не убеждают правых
Топор, петля и кнут.
А вы, слепые судьи, —
Вы не Всевышний суд.
Это последние стихи Харро.

Что стояло за решением этих людей – осознанно служить врагам своей Родины? Как надо было любить свою страну, чтобы так ей послужить?
Как бы путинская свора оккупантов не довела людей до такого же выбора.
Они готовы сжечь страну, чтобы в пожаре сгорели доказательства воровства.
За наши бюджетные деньги нанята кодла нашистов, так походящих на Рэмовских бандюг, за наши деньги расплодилось быдло из пЕРни, и похоже, уже ими альфадог не управляет. Это они держат за яйца бывшего хозяина и выколачивают все больше денег.
Теперь у Путина (или сурковых мудрецов?) пошло вранье про какой-тот виртуальный народный фронт. Ага, рейхстаг вокруг него уже горит, вот и орет дурным голосом «все на мою защиту!». Ну как тут гитлера не вспомнить?
Или это организация отрядов СС против рэмовских штурмовых отрядов СА? И впереди – ночь длинных ножей, с убийствами отработанных уродов? У Рэма, напомню, педерастов был полный набор.

вторник, 3 мая 2011 г.

Портрет Дориана Альфадога

Аврааам Линкольн сказал, что после 30 лет человек отвечает за свое лицо. Оскар Уайльд развернул это утверждение в повесть о Дориане Грее, который продал дьяволу душу в обмен на нетронутость лица. Косметологи в 21м веке придумали, как реализовать этот договор с дьяволом, вкалывая человеку всякую химическую дрянь, все эти гиалуроны с ботоксами. И вот мы наблюдаем морду 60летнего альфадога, вдоволь наподличавшего: наубивавшего, наворовавшего, напредававшего – гладкую и розовую, как задница. Да, видны синяки от уколов, которые бабы обычно пересиживают дома. А ему приходится выходить на люди, потому что очень хочется по заграницам потаскаться. И хотя от журналистов спасает пресс-секретарь, но фотоаппараты длиннофокусные, и очередной сеанс мордоизменения становится известен миру. Да еще имплант периодически сползает вниз к челюстям, и морда вытягивается кособокой грушей. Но какой глупости не сделаешь ради очередной молодухи?

Или чтобы выглядеть ровесником конкуренту? Так и видим – один спляшет, другой на коньки встанет. Как там у Высоцкого? - «Брали мы вчера с тоски по банке, а теперь он мне кричит – меняй коньки на санки». Не иначе как после очередной попойки Дудаев альфадога в сани усадит. Во всех остальных видах транспорта он уже посидел. И на голубом глазу заявил, что это он не то, чтобы дурак, а военную технику испытывал. Господи, ну какую еще глупость мы услышим от сошедшего с ума от безнаказанности подполковника?

Но Бог не фраер. И мельницы Божьи мелют медленно, но верно. Кончится в России и этот нынешний кошмар, и мы увидим истинную харю в язвах за каждое убийство, в плесени за все уворованное, в морщинах за бесчисленное вранье и подлости. И еще услышим много интересного, но не нового. Потому что и сейчас питерцы рассказывают, как в 2000 году приезжали к ним мордовороты, представлявшиеся ФСОшниками, и угрожали убийством за воспоминания о собчаковых временах и делах. Были это госслужащие или Цеповские бойцы – черт их разберет. Но не все виагру коньяком закусывали. Кто поумней, - те не устраивали праздников по поводу пришествия во власть любимого ученика, хорошо понимая, с кем имели дело. Так что настанет пора мемуаров, на фронтисписе которых будет портрет Дориана после. Ну и рожа всплывет…

 В обсуждениях рунетовских какими только словами не кроют «последнюю любовь» нацлидера. Хотелось бы утешить народ, что любовь вряд ли последняя, и вообще любовью это дело назвать не получается, и бюджетных денег на ТВ-передачи уходит, по сравнению с украденным на медицине и образовании страны, не так уж много, нехай попользуется напоследок, раз уж невмоготу иметь рядом не просто молодуху. А что? Бандюки=олигархи почти поголовно своих подружек пристраивают на экран, как в том анекдоте, не спать же абы с кем, лучше со звездой.

Но сам по себе говор народный впечатляет. Такую ненависть и презрение на шару не получишь, это заслужить надо годами безобразий. И ведь сколько сил ушло (и денег из бюджета) на продвижение чистого образа на ТВ, чтобы затмить фотосессии в Плэйбое и истории про ментов-любовников из московской милиции с грузинскими ФИО. И вот неблагодарный народ – всю песню грязными словами опошлил.

В ТВ-программе на первомайскую неделю Бортко в интервью со слЯзой рассказал, как снимает кино про последнюю любовь Петра Великого и нерожденного сынка его, и про не повешенного вовремя лепшего кореша =предателя последней чистой любви Меншикова. И про то напел, что время такое - ни на что другое денег не дают.

Ну, про то, что за деньги Бортко вытворить готов, мы давно видели и поняли, когда Бортко пьяным бесом у Шевченко на 1м канале носился по студии, отстаивая газоскреб на историческом Охтинском мысу. Тогда за газовые бабки миллерюги он готов был любую историю России гавном путинским покрыть. А теперь, значит, другой заказ - выжать слезу над последней любовью. Только альфадог не Петр Первый и не Сталин. Те, при всех грехах, бабло из страны не выкачивали и за рубежом не прятали. И дачек прасковеевских за млрд баксов не строили. Один пушки из колоколов церковных лил, второй стенки иллюстрациями из "Огонька" украшал. Лишь бы державе больше осталось. Ну, а шалав во все времена у трона и под царем обреталось всех полов немало. Только зачем про них кино снимать? Шлюшное дело нехитрое – ни ума, ни совести.